Несколько слов о Н.Я. Данилевском


Великого философа Николая Яковлевича Данилевского (1822 -85 гг.) я открыл для себя сравнительно недавно. И не перестаю удивляться гению этого мыслителя, хотя и не во всём, конечно, с ним согласен. Теперь общепризнанно, что Данилевский предвосхитил идеи Шпенглера, но, по-моему, он гораздо глубже Шпенглера. Я нашёл также, что он предвосхитил и некоторые важные идеи К.Г. Юнга. Этот человек должен бы занимать одно из первых звёздных мест на нашем национальном небосклоне, а о нём мало кто знает.


Очень советую всем, кто имеет патриотические настроения, прочесть "Россия и Европа" Данилевского. Книга недавно переиздавалась, но найти её всё же достаточно трудно. Если не ошибаюсь, её название попадалось мне в каталоге Областной библиотеки. Книгу можно также найти и в электронном виде в Интернете. Ссылка на сайт, посвящённый Данилевскому, есть у меня в каталоге: www.ladow.narod.ru . Даже если вы не совсем согласитесь, чтение будет очень полезно. Первая глава может показаться скучноватой, но дальше читается как хороший детектив.


Основной идеей книги является утверждение самостоятельности славянского мира, коренного отличия его от мира западноевропейского: "Несправедливо было бы, однако же, думать, что Европа составляет поприще человеческой цивилизации вообще или, по крайней мере, всей лучшей части ее; она есть только поприще великой германо-романской цивилизации, ее синоним, и только со времени развития этой цивилизации слово "Европа" получило тот смысл и значение, в котором теперь употребляется. Принадлежит ли в этом смысле Россия к Европе? К сожалению или к удовольствию, к счастью или к несчастью - нет, не принадлежит", " Ни истинная скромность, ни истинная гордость не позволяют России считаться Европой. Она не заслужила этой чести и, если хочет заслужить иную, не должна изъявлять претензии на ту, которая ей не принадлежит. Только выскочки, не знающие ни скромности, ни благородной гордости, втираются в круг, который считается ими за высший; понимающие же свое достоинство люди остаются в своем кругу, не считая его (ни в каком случае) для себя унизительным, а стараются его облагородить так, чтобы некому и нечему было завидовать".


Убедительно Данилевский показывает, что у славянского мира нет иной альтернативы, кроме как развивать свою, самобытную, отличную от западноевропейской цивилизацию, иначе оно станет всего лишь материалом для чужих целей: "Вся историческая аналогия говорит, следовательно, что и славяне, подобно своим старшим на пути развития арийским братьям, могут и должны образовать свою самобытную цивилизацию, - что славянство есть термин одного порядка с эллинизмом, латинством, европеизмом, - такой же культурно-исторический тип, по отношению к которому Россия, Чехия, Сербия, Болгария должны бы иметь тот же смысл, какой имеют Франция, Англия, Германия, Испания по отношению к Европе, - какой имели Афины, Спарта, Фивы по отношению к Греции. Далее, всемирно-исторический опыт говорит нам, что ежели славянство не будет иметь этого высокого смысла, то оно не будет иметь никакого, - что вся тысячелетняя этнографическая подготовка, вся многовековая народно-государственная жизнь и борьба, все политическое могущество, достигнутое столькими жертвами одного из славянских народов, есть только мыльный пузырь, форма без содержания, бесцельное существование, убитый морозом росток; ибо цивилизация не передается (в едином истинном и плодотворном значении этого слова) от народов одного культурного типа народам другого. Ежели они по внешним или внутренним причинам не в состоянии выработать самобытной цивилизации, т. е. стать на ступень развитого культурно-исторического типа - живого и деятельного органа человечества, то им ничего другого не остается, как распуститься, раствориться и обратиться в этнографический материал, в средство для достижения посторонних целей", "Итак, для всякого славянина: русского, чеха, серба, хорвата, словенца, словака, болгарина (желал бы прибавить и поляка), - после Бога и Его святой Церкви, - идея славянства должна быть высшею идеею, выше науки, выше свободы, выше просвещения, выше всякого земного блага, ибо ни одно из них для него недостижимо без ее осуществления - без духовно, народно и политически самобытного, независимого славянства; а, напротив того, все эти блага будут необходимыми последствиями этой независимости и самобытности".


Очень интересны особенности исторического развития России, о которых рассуждал Николай Яковлевич. Это некоторая неожиданность, непредсказуемость перемен в России, которую философ объяснял процессом внутреннего, скрытого развития "народного сознания": " Каждый интерес представляется партией (имеется ввиду Запад, - И.Л.), и борьба этих партий составляет историческую жизнь как новой Европы, так, кажется мне, и Древних Рима и Греции. Совершенно иначе происходит процесс исторического развития в России. Все великие моменты в жизни русского народа как бы не имеют предвестников, или, по крайней мере, значение и важность этих предвестников далеко не соответствуют значению и важности ими предвозвещаемого. (…) Только предшествующий ему процесс есть процесс чисто внутренний, происходящий в глубине народного духа, незримо и неслышимо. Старый порядок вещей, или одна из сторон его, не удовлетворяет более народного духа, ее недостатки уясняются внутреннему сознанию и постепенно становятся для него омерзительными. Народ отрешается внутренне от того, что подлежит отмене или изменению, борьба происходит внутри народного сознания, и, когда приходит время заменить старое новым на деле, эта замена совершается с изумительною быстротою, без видимой борьбы, к совершенному ошеломлению тех, которые думают, что все должно совершаться по одной мерке, считаемой ими за нормальную. В народном сознании происходит тот же процесс внутреннего перерождения, который совершается в душе отдельного человека, переходящего из одного нравственного состояния в другое".


Далее Данилевский приводит очень убедительные исторические примеры, известные ему на момент написания книги. Мне же вспомнились последующие события. Наша революция 17-го года, например, о которой Данилевский, конечно, ничего не знал, но которая произошла по этому же сценарию. Говорят, Ленин, пребывая за границей, и не надеялся на скорую революцию в России. И вступление России в Первую Мировую, не предвещало больших перемен. Народ, говорят, был настроен очень патриотически. Так что революция была довольно неожиданна. То же повторилось и с крушением СССР. Я хорошо помню, что большинству и в голову не приходил подобный сценарий. Развал произошел неожиданно и для многих на Западе. Россия перевыполнила их самые радужные ожидания. В наше время часто можно слышать рассуждения о роли тайных обществ в различных, неожиданных поворотах истории. Однако, не споря с этой точкой зрения, мы должны отдать должное крайне интересным рассуждениям Данилевского о развитии "народного сознания".


Сейчас модным стало пропагандировать космополитизм, гордится званием "граждан мира". И здесь следует помнить рассуждения Николая Яковлевича о народности: "Народности, национальности суть органы человечества, посредством которых заключающаяся в нем идея достигает, в пространстве и во времени, возможного разнообразия, возможной многосторонности осуществления, как это было показано в предыдущих главах; следовательно, жертвы, требуемые для охранения народности, суть самые существенно необходимые, самые священные. Народность составляет поэтому существенную основу государства, самую причину его существования, и главная цель его и есть именно охранение народности. Из самого определения государства следует, что государство, не имеющее народной основы, не имеет в себе жизненного начала и вообще не имеет никакой причины существовать".


Народ наш, впрочем, как это не грустно, в своём большинстве занят получением удовольствий от "массовой культуры", алкоголизма и наркотиков. И довольствуется подачками, которые бросают ему за участие в очередных выборах. Есть и утешение - многие другие народы живут также. Миска супа, водка, сериал и "шоу" по телевидению - что ещё надо человеку? Глядишь, ещё чего-нибудь швырнут…
Кстати, Н.Я. Данилевский несколько раз приезжал по делам службы в Астрахань (по вопросам "Каспийских рыбных и тюленьих промыслов"). Было бы правильным отметить это, например, памятником или переименованием какой-либо из центральных улиц нашего города. Надо ли, однако, это нашему народу?


Игорь Ладов


© И.П. Липатов (Ладов), 2003

"Астраханский Мир" от 29 октября 2003г.